Мы в соцсетях:

29-05-2018 14:56

Местные новости


Дети войны: Аркадий Новик

Аркадий Новик – художник по керамике и стеклу, член Союза художников Беларуси, с 1984 года проживает в Борисове.

Работы нашего земляка можно встретить в частных коллекциях любителей художественного стекла практически по всему миру: в Германии,  Голландии, Индии, Китае, США, Франции и других странах

Аркадий Потапович делится воспоминаниями своего детства:

- Родился в деревне  Большие Литвиновичи что на Гомельщине.  Осенью 1941-го собрался в школу и с мамой учил азбуку, но грянула война, перечеркнувшая все планы,  - рассказывает гость редакции и говорит, что первый день начала войны стерся с его памяти, хотя сельская жизнь мальчишки продолжала течь своим чередом.

- Помню, местный председатель колхоза уговаривал женщин выйти в поле жать рожь.

Но мирные будни в деревне продолжались недолго и вскоре в небе стали появляться вражеские самолеты.

Однажды над селом Озаричами появились два советских истребителя. Немецкий самолет-разведчик ежедневно маячил на горизонте и сразу же устремился к ним. Но наши винтокрылые машины внезапно скрылись в облаках, и нам, мальчуганам, было досадно, что советские летчики не сбили немца.

Как-то утром нас с сестрой Валей разбудила встревоженная мама. Бабушка и дедушка выносили какие-то вещи из хаты и складывали в вырытую яму. Тут послышался жуткий гул немецких самолетов, которые выстроились в ряд и летели в сторону Озаричей.  Над соседним селом полыхнуло, а потом фашистские стервятники развернулись в нашу сторону.  И сбросили бомбы на дорогу неподалеку от Больших  Литвиновичей, где обычно пасется домашний скот, - вспоминает пожилой мужчина.

Семья Новиков проживала в большом доме на краю деревни, где часто ночевали офицеры Красной Армии. Они раскладывали на столе планшетки с картами и что-то обсуждали.  А маленький Аркаша смотрел на них и мечтал:  вот вырасту, и тоже буду бить фашистов.

Осенью 1943 года после тяжелых боев на Курской Дуге в деревню прибыла немецкая воинская часть.

- В нашей хате поселились семеро важных немцев, - продолжает рассказ Аркадий Потапович. – Маму и всех взрослых днем гоняли на ремонт дорог, а вечером привозили домой на грузовой машине.

По приказу немецкого командования местный староста с полицаями поставляли кухню продукты.  И частенько мы с мальчишками наблюдали, как они свежевали на мясо деревенских буренок, - вспоминает пожилой мужчина.  А еще он запомнил, как родной дед вместо лошади в телегу запрягал корову и ездил в лес за дровами.

С каждым днем со стороны восточного направления  нарастала канонада тяжелых орудий.

- Как-то в избу заглянул немецкий переводчик, который, видимо, пожалел нас с мамой. Он сказал, что ей надо уходить с детьми, так как скоро здесь будет линия фронта.  И назавтра в село пригнали военнопленных, которые копали траншеи и строили блиндажи.

А дед запряг корову, погрузил на телегу детей с пожитками,  привязал сзади молодую необъезженную кобылку и подался к родственникам  Белую Лужу.  Мама всю дорогу горько плакала.

Белая Лужа жила тревожной жизнью: в небе постоянно кружили вражеские самолеты.

По ночам в деревню наведывались из леса партизаны, а днем сновали немцы.

- Мама узнала, что ее брат Александр переправляет людей через линию фронта. И мы решили перебраться  в деревню Дерть, где на небольшом островке среди топких болот обосновался лагерь беженцев. Когда туда добрались, проводник  успел уйти с очередной группой. Пришлось ждать своей очереди.

- В лагере жили человек сорок мужчин, женщины и дети.  Мы обустроили шалаш, где постоянно горел костер.

Как-то раз мама пошла в деревню за продуктами и взяла с собой сестру.  А я решил неудачно посушить у костра сапоги, которые спалил.

Наступила ранняя зима, подмерзло болото, снег припорошил лед. 

Вдруг со стороны деревни  послышались выстрелы, и люди в лесу бросились врассыпную. Я побежал вслед за мужчинами, но вскоре отстал и остался один. А потом встретил старика, который тащил за поводья лошадь, и я пристроился сзади. Мы выбрались на небольшую полянку, где увидели двух  фашистов,  один из которых  выстрелил в нашу сторону.  Старик поднял руки, и я последовал его примеру. Фашисты подошли ближе и мой спутник по-немецки  что-то сказал.  Как оказалось, в первую мировую он был в немецком плену, и научился понимать их язык. Фашисты повели нас в лагерь беженцев. Подойдя ближе, они выстрелили сигнальную ракету, и сюда сбежалось около двухсот фрицев. Все ценное в лагере они забрали и увели коров, а старика расстреляли, пощадив меня.

Когда фашисты ушли, я побежал в деревню, где нашел маму. Она обняла меня, причитая: «Сыночек,  ты живой!» и потеряла сознание. Я испугался за нее и стал тормошить со словами: «Мамочка, вставай!».

Когда мама пришла в себя, мы побрели в лагерь. Она периодически обнимала меня и не могла поверить, что я живой. Настолько трепетной была материнская радость, что ребенок остался невредим.  

По дороге  в лес мы узнали, что на лагерь беженцев налетели немцы и всех убили.

После трагических событий объявился дядя Александр и перевел нас через линию фронта.

В жизни Аркадия Новика случалось немало трагических моментов: переболел тифом и чудом остался жив. В 1944 году вернулся на пепелище родительского дома, который пришлось ему отстраивать заново. Помогал  маме по хозяйству, ходил за плугом, который тащила уцелевшая корова по кличке Рябая. Но это уже другая история.

Ольга ПЛАТТЕР

240

Поделиться:

Комментарии ()



    Написать комментарий: