Путин и Лукашенко выпили за союз с постными лицами

За 5 часов переговоров не удалось договориться ни по одному важному вопросу

Празднование 20-летнего юбилея Союзного государства получилось скомканным. После 5,5 часов изнурительных переговоров Александр Лукашенко покинул резиденцию Владимира Путина молча и практически по-английски, поскольку ни интеграционные документы, ни газовый контракт так и остались не подписанными. Бокалы за свой союз президенты поднимали с постными лицами, а от совместной игры в хоккей на сей раз отказались – видимо, достаточно поиграли на нервах друг друга. Но шоу, как говорится, маст гоу он: следующий раунд переговоров состоится 20 декабря в Санкт-Петербурге.

Эту встречу Александра Лукашенко и Владимира Путина готовили ни день и не месяц, а практически целый год. Планировалось, что президенты встретятся, как говорится, в теплой дружеской обстановке, ударят по рукам и объяснят, наконец, народам двух стран, что такое углубленная интеграция и какое государство на ее основе они планируют создать. Но ничего такого не получилось.

Александр Лукашенко приехал в “Бочаров ручей” во взвинченном состоянии, начитавшись, как он сам сообщил, телеграм-каналов и посмотрев российское телевидение. Там, понятно дело, говорилось о том, что батька будет просить у Путина дешевый газ и компенсацию за налоговый маневр в российской нефтяной сфере, потому что только на этих условиях Беларусь, и это не раз подтверждали сами белорусские чиновники (в частности, премьер-министр Сергей Румас), может согласиться на углубление интеграции. Однако на сей раз подобная трактовка Александру Григорьевичу почему-то показалась обидной и он с порога объявил Путину, что на самом деле приехал “только для того, чтобы проанализировать ход анализа” договора о Союзном государстве и все. “Мы не просим ничего, не настаиваем ни на чем, мы договорились давно”, – подчеркнул он. Но одно пожелание все-таки высказал: “Дайте нам равные условия и больше ничего не надо”.

По словам батьки, он готов и за газ $200 платить, и нефть покупать дороже, чем по $63 за баррель, но если такие цены будут установлены не только для белорусских предприятий, но и для их российских конкурентов. “В противном случае мы просто не создадим основу наших отношений. Вы как ученый, кандидат экономических наук, это понимаете не хуже меня, – отчаявшись достучаться до Путина-президента, взывал к Путину-экономисту Лукашенко, – Вот одна единственная в принципе проблема, над которой работают наши правительства”.

Казалось бы, у президентов решение “одной единственной” проблемы не должно было занять много времени. Но это только казалось. Потому что обтекаемая формулировка “равные условия” на самом деле включает целый перечень претензий, который Минск с завидным упорством предъявляет Москве. Первые два часа переговоры шли в широком составе с участием министров. Потом президенты уединились тет-а-тет, чтобы поесть салат из тыквы, суп из горошка, барабульку и артишоки – так выглядело праздничное меню по случаю 20-летия Союзного государства. Тостами за здравие и дружбу народов, конечно же обменялись, но без особой радости и энтузиазма.

– Ну че, за 20-летие можем, да? – поднимая бокал белого спросил у Путина Лукашенко.

– Можем, – разрешил тот.

– Ну давай!

Члены делегаций в это время обедали отдельно под присмотром премьеров. После чая с клубничным пирогом и свежих ягод переговоры возобновились, но некоторые участники непростого, как заведомо предрекал Дмитрий Медведев, эмоционального фона уже не выдерживали. Сначала из зала сбежал первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов, которого Лукашенко, по слухам, считает своим основным врагом и главой “антибелорусского лобби” в окружении российского президента. Потом дважды покурить выходил курирующий нефть и газ вице-премьер Дмитрий Козак. “Вы только не спрашивайте меня ни о чём, – сразу предупредил он журналистов, – ни на один вопрос не отвечу”. Представители кремлевской пресс-службы между тем, затруднялись сказать, как СМИ узнают об итогах переговоров. Флаги для заявлений двух лидеров вроде бы заготовили, но понадобятся они или нет – не понятно.

На исходе 5,5 часов стало ясно, что не понадобятся не только флаги, но и стол для подписания соглашения об углубленной интеграции, которое, как ожидалось, российский и белорусский президенты завизируют в Сочи. (Содержание документа до сих пор неизвестно, его текст, а также содержание 31 “дорожной карты” по интеграции в различных сферах экономики не публиковались). Лукашенко, покинув “Бочаров ручей”, сразу выдвинулся в аэропорт, хотя изначально планировалось, что лидеры сыграют в хоккей или посетят турнир по самбо. Следом за ним отправился и премьер Румас, как оказалось, тщетно надеявшийся побывать в Красной поляне. (Примечательно, что батька во время публичной встречи с Путиным хвастался своим теплым домом в Сочи и вообще всячески намекал, что никуда не спешит. Но настрой, видать, изменился ). Впрочем, подарками все-таки обменялись. Лукашенко получил самовар и стаканы в золоченных подстаканниках. Путин – колбасу, горчицу, сало и другие гостинцы.

Итоги встречи в результате пришлось подводить главе Минэка Максиму Орешкину, и он уложился буквально в 1,5 минуты. Тем более, что рассказывать по большому счёту было не о чем – ни по одному принципиальному вопросу стороны так и не договорились. Тем не менее, г-н Орешкин заверил, что позиции по ряду направлений (сельскому хозяйству, связи, таможне, нефти и газу) максимально сблизились. “С понедельника на экспертном уровне начнется детальная проработка полученных указаний”, – заявил он, отметив, что работа продлится две недели. Следующая встреча Путина и Лукашенко состоится в рамках традиционных “предновогодних посиделок” лидеров СНГ в Санкт-Петербурге.

Сайт г-ты «Московский комсомолец»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *