В Беларуси нет ни выборов, ни судов

В начавшейся избирательной «вакханалии» мое внимание привлекло обращение в суд 20-летней студентки Елизаветы. В нем она просила признать незаконными действия Александра Лукашенко по назначению парламентских выборов на 7 и 17 ноября с.г. Уже известен и результат обращения: суд отказался рассматривать жалобу «ввиду неподведомственности».

В этой связи проанализируем законность действий трех субъектов: заявителя, президента и суда.

Жалоба на президента

На мой взгляд, это смелый гражданский поступок молодой белоруски, которая не побоялась выступить в защиту своих избирательных прав. Он породил соответствующую реакцию суда и стал индикатором проверки белорусской судебной системы на ее независимость и беспристрастность.

Кто-то может сказать, что надо было обращаться не в обычный, а в Конституционный суд. Да, именно Конституционный суд должен стоять на страже Конституции, в том числе конституционных прав и свобод. Но особенностью белорусского законодательства является то, что граждане не включены в перечень субъектов, которые уполномочены обращаться в Конституционный суд. Поэтому Елизавете просто бы формально отказали.

Вариант с обращением в суд общей юрисдикции вполне оправданный с правовой точки зрения. В соответствии со ст. 353 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) гражданин вправе подать жалобу в суд на незаконные действия (решения) государственных органов, юридических лиц, иных организаций и должностных лиц. При этом жалоба подается по месту нахождения органа или должностного лица, чьи действия обжалуются (в данном случае, по месту нахождения Администрации президента — суд Ленинского района г. Минска).

По смыслу ст. 353 ГПК в судебном порядке могут быть обжалованы любые (!) неправомерные действия (решения) государственных органов и должностных лиц, за исключением тех, которые отнесены законом к компетенции иных судов (органов).

В жалобе необходимо указать, какие именно права, свободы и охраняемые законом интересы были нарушены, и изложить конкретные обстоятельства. На этот счет заявитель указала, что ей сейчас 20 лет, в январе она достигнет возраста (21 год), когда сможет баллотироваться в депутаты парламента. Но вот очередные выборы назначили преждевременно, и она не сможет стать самым молодым депутатом в истории Беларуси. Тем самым ее конституционные права оказались нарушенными.

Полагаю, что заявитель действовала в рамках закона и обоснованно поставила под сомнение законность указов о назначении парламентских выборов. Президент как должностное лицо не является исключением из правил, и его действия тоже можно обжаловать в суд.

Решение о назначении выборов

Вопрос о законности указов президента №№ 293 и 294 от 5 августа с.г. исследовался автором статьи в предыдущих материалах (см. «Выборы — игра без правил»).

Заявитель подтвердила правильность выводов автора. В частности, в жалобе Елизаветы утверждается, что указы нарушают статьи 93, 94 и 95 Конституции. И самое главное — данные указы нарушают ее право избирать и быть избранной. Этот факт оставалось только засвидетельствовать в суде. После чего направить предписание президенту с целью устранения допущенных нарушений.

Более того, в случае обнаружения признаков преступления в обжалуемых действиях (а в них можно усматривать признаки преступления, предусмотренного ст. 426 УК «Превышение власти или служебных полномочий») суд обязан сообщить об этом прокурору.

Решение суда

Судья суда Ленинского района г. Минска И.Я. Бролишс, ознакомившись с жалобой, установила, что Избирательный кодекс содержит исчерпывающий перечень оснований для обращения в суд, а кроме того, обжалуемое решение должностного лица носит нормативный характер. На основе этих аргументов судья отказала заявителю в рассмотрении жалобы «ввиду неподведомственности».

Это знакомая позиция суда, когда он не считает возможным рассматривать жалобу гражданина на неправомерные действия (решения) органов власти и должностных лиц. С нею мне пришлось столкнуться, когда после проведения ноябрьского референдума 1996 года я был освобожден президентским указом от должности судьи Конституционного суда. В том же Ленинском суде не хотели принимать к рассмотрению мой иск к президенту. Мне было отказано в рассмотрении заявления ввиду неподведомственности.

А к кому обращаться? Пришлось обжаловать принятое решение во всех судебных инстанциях, а затем обратиться с жалобой в Комитет ООН по правам человека. Через четыре года решение Комитета ООН по моему делу было вынесено, но белорусские власти его просто проигнорировали.

Возвращаясь к решению судьи И.Я. Бролишс, замечу, что приведенные в решении аргументы являются неубедительными по следующим соображениям.

Во-первых, в Избирательном кодексе вообще нет перечня случаев судебного обжалования нарушений избирательного законодательства. Жаловаться можно только в вышестоящие избирательные комиссии, и лишь решения Центризбиркома можно обжаловать в Верховный суд (в этом можно усматривать одно из слабых мест действующего избирательного законодательства).

Во-вторых, спорным является утверждение, что указы о назначении выборов носят нормативный характер. В свое время, когда Конституционный суд принял к рассмотрению предложение председателя Верховного Совета 13-го созыва Семена Шарецкого о проверке конституционности постановления этого органа о назначении республиканского референдума, от тогдашнего министра юстиции Валентина Сукало, председателя Верховного суда Владимира Каравая и председателя Высшего хозяйственного суда Владимира Бойко поступило коллективное письмо, где они убеждали Конституционный суд о ненормативном характере постановления Верховного Совета. Такой же позиции придерживался и тогдашний судья Конституционного суда Григорий Василевич.

Став после роспуска первого состава Конституционного суда председателем нового Конституционного суда, Василевич инициировал пересмотр решения Конституционного суда от 4 ноября 1996 г. о рекомендательном характере голосования по поправкам в Конституцию, ссылаясь именно на ненормативность проверяемого постановления.

Я лично полагаю, что решение о назначении выборов носит все-таки нормативный характер. При этом я исхожу из формулировки нормативного правового акта, данной в статье 2 закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» в редакции закона от 17 июля 2018 г. («Нормативный правовой акт — официальный документ установленной формы, принятый (изданный) нормотворческим органом (должностным лицом) в пределах его компетенции или референдумом с соблюдением предусмотренной законодательством процедуры, который направлен на установление, изменение, официальное толкование, приостановление, возобновление, продление и прекращение действия норм права как общеобязательных правил поведения постоянного или временного характера, рассчитанных на индивидуально не определенный круг лиц и неоднократное применение»).

Данные указы создают новую правовую реальность и влекут за собой принятие новых нормативных актов. В то же время они носят в значительной мере административно-распорядительный характер.

В-третьих, в решении не указывается, куда можно адресовать жалобу, кто компетентен ее рассмотреть. По сути, гражданину отказано в правосудии, что означает злоупотребление властью или служебными полномочиями со стороны судьи.

В-четвертых, согласно ст. 60 Конституции каждому (!) гарантируется защита прав и свобод «…компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки». Похожая норма содержится в статье 6 Кодекса о судоустройстве и статусе судей («Задачи судов Республики Беларусь»). Значит, суд обязан приступить к рассмотрению любой жалобы на незаконные действия органа власти и должностного лица и лишь по итогам разбирательства вынести соответствующее постановление.

В-пятых, статья 22 Конституции устанавливает, что все равны перед законом, независимо от должностного положения, а ч. 2 ст. 23 Конституции предусматривает, что никто не может пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону. Это означает, что глава государства должен быть доступен для жалоб граждан, и суд вправе призвать его к ответу в случае нарушения законодательства.

Некоторые выводы

Путем издания указов №№ 293 и 294 от 5 августа с.г. были нарушены положения Конституции (ст.ст. 21, 22, 23, 93, 94, 95) и Избирательного кодекса Республики Беларусь (ст. 56). Тем самым, изначально парламентские выборы являются незаконными.

Досрочное (почти на 10 месяцев) назначение выборов нарушает как права и законные интересы депутатов Палаты представителей и членов Совета Республики, так и граждан, которые намеревались в установленные Конституцией и Избирательным кодексом сроки выдвигаться кандидатами в депутаты.

Суды, отказываясь рассматривать жалобы на действия (решения) президента как должностного лица, допускают нарушение Конституции (ст. 60), Кодекса о судоустройстве и статусе судей (ст. 6) и, по сути, отказывают гражданам в правосудии. Это свидетельствует об отсутствии в Беларуси независимых и беспристрастных судов.

Для восстановления законности в стране необходимо осуществить конституционные преобразования с целью изменения системы органов власти, а также провести судебно-правовую реформу с целью восстановления независимой судебной власти.

Что касается поступка студентки Елизавету, то пророчу ей успех на выборах в легитимный парламент Беларуси, каковым является Верховный Совет, и беру обязательство быть ее доверенным лицом.

В новой Беларуси в органах власти хотелось бы видеть больше молодых и красивых людей, особенно в парламенте. Правда, там должны занять почетные места и ветераны оппозиционных политических партий. Места хватит всем. И выборы должны проводиться как по прежней мажоритарной системе, так и по партийным спискам (по 130 мест). В результате получится сплав молодости и мудрости. Эти люди будут определять развитие страны путем принятия законов и формирования иных органов власти.

Верю, что преобразования не за горами.

Михаил ПАСТУХОВ

Справка

Михаил Пастухов – доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *