Таков удел доморощенных щелкоперов

Верно говорят в народе «Не буди лихо, пока оно тихо”.

Небольшая заметка в «Борисовских новостях» о том, что моей маме, инвалиду 1 группы, Ерёмкиной Светлане Николаевне, из райисполоком пришло уведомление о необходимости покрасить забор и доложить об этом письменно, вызвала общественный резонанс.

На него даже отреагировала исполкомовская газета, «разродившись» публикацией с броским названием “Словесные жонглеры, или Что такое подмена понятий».

О реакции чиновников на ситуацию опишу ниже, но меня удивила автор опуса, которая вдруг воспылала пролетарским гневом типа «пошла писать губерния». Так на кого же была направлена эта «ярость благородная» – нерадивых чиновников? Как бы не так.

По мнению автора, исполкомовские чиновники, аки пчелки, тянут трудовую лямку во исполнение разных указов и постановлений, а недоброжелатели – «недобитые фашисты» – пытаются их дискредитировать, манипулируя общественным сознанием. Кстати, историческая параллель и сравнение с гитлеровцами, весьма показательны и по Фрейду выдают автора с головой кто есть, кто? Причиной, видимо, послужил сериал “Ликвидация”, показанный по телевизору в майские праздники.

Помните, в одном из сюжетов Давид Маркович Гоцман приводит маршалу Жукову пример с немцами, и тот эмоционально реагирует, поскольку думает, что его сравнили с фашистами. После этого острослов Давид оказался в застенках НКВД.

К счастью, защитницу местного чиновничества сия участь минует. И слава Богу!   

А теперь без лишних «заламывания рук» и «разрыва рубахи на груди”, как пишет местный официоз, пройдемся по этой публикации, дабы разобраться, кто же все-таки манипулятор и словесный жонглер? Кстати, автор опуса спрятался за подписью «наш корр.» – излюбленный прием редактора Веры Протасевич.

Итак, моя мама, инвалид 1 группы Ерёмкина С.Н., проживает одна в частном домовладении. Ни для кого не секрет, что большую часть времени я провожу с ней, чтобы приготовить еду, постирать, навести порядок в доме, огороде и прочее. Правда, происходит это не на постоянной основе.

Моя сестра бывает в Борисове, чтобы выкупать маму, не чаще одного раза в неделю, поскольку сама инвалид 2 группы и тоже имеет болячки, плюс есть подозрение на онкологию.

Внуки Светланы Николаевны проживают в другом городе – одна в Питере, другой – в Жодино. Об этом факте «наш корр.» решил стыдливо не упоминать. И непонятно, с какой целью он прибавил по два года каждому из них, хотя на деле внуку 1 апреля исполнилось 8 лет, а внучке недавно исполнилось 12. Похоже, автора опуса как “Остапа понесло”, либо он словно Шура Балаганов по привычке продолжает “тырить мелочь по карманам”.

А теперь главное: пособие по уходу за своей мамой я не получаю уже более полугода, так как сам стал пенсионером по возрасту. Этого права добился через суд. Кстати, на протяжении полутора лет я не получал ни пособия, ни пенсии, ни социальной помощи от государства.  Об этом в прошлом году сообщала газета «Борисовские новости».

Как такое возможно в социально ориентированном государстве, когда человека лишают средств существования и при этом ссылаются на законность принятых решений? Разве эта тема не интересна исполкомовской газете, если ее «наш корр.» рассуждает о справедливости? Я готов представить богатый материал и поделиться собственным мнением, поскольку у этой истории и моего судебного противостояния с государством будет продолжение.

Не могу не затронуть вопрос формального отношения чиновников к своим должностным обязанностям. На эту проблему мне хотелось обратить внимание руководства райисполкома, когда выкладывал в соцсетях информацию и снимок мамы с малярной кистью в руках.

Предписание отдела архитектуры и градостроительства о покраске забора, датированное 6 апреля, я нашел в щели забора. Видимо, чиновник посчитал, что на этом его миссия закончена. А кто живет за этим забором, есть там хоть одна живая душа или нет, его не интересовало.

Небольшую бумажку я обнаружил спустя 2-3 дня случайно, когда приехал к маме в очередной раз.

Покраска забора в основном моя заслуга, но мама тоже приложила к нему руку.

Чтобы не отчитываться письменно о проделанной работе, как того требовало предписание, я попытался оправить отчет по электронной почте в отдел архитектуры и градостроительства. Но электронный адрес отсутствовал, позвонил по телефону и выяснил, что у них нет электронного ящика. Оказывается, связь с клиентами осуществляется по старинке – посредством обычного письма. И это в ХХI веке, когда Беларусь афиширует свой парк высоких технологий и позиционирует себя как центр Европы.

После огласки в СМИ, мою маму посетила сотрудница территориального центра социального обслуживания населения – проявила, так сказать, интерес. Хотя, надо признать, к этой организации у меня меньше всего претензий. И если доводилось сюда обращаться за помощью, нам всегда шли навстречу.

Итак, суммируем, кто же искажает факты и является манипулятором общественного сознания в нашем случае? Пожалуй, здесь не грех будет позаимствовать уже расхожее клише у исполкомовской газеты: пусть каждый читатель сделает выводы сам. А заодно поразмышляет: стоит ли поддаваться на «удочку» словесных жонглеров» официальной местной прессы?

На мой взгляд, здесь очевидно: преследуя цель защитить чиновничий мундир карманный журналист состряпал низкопробную статейку, и как унтер-офицерская вдова сам себя высек. Таков удел доморощенных щелкоперов.

Юрий ЕРЕМКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *