Поборы в школах продолжаются

Хотел бы предложить к опубликованию новость о «добровольной благотворительности» в школах Борисовщины, где происходит выжимание денег из родителей по-полицейски или из-под палки…

Учителя, который не собрал денег и «не умеет работать с родителями», – в расход!

Особенно возмущают фразы, которые пишет в чате родительской группы одного из учреждений образования член попечительского совета. И она же, видимо, руководитель родительского комитета одного из классов, цитирую: «Я понимаю, мы можем возмущаться, что должно государство или отдел образования, но мы этим ничего не добьемся, а учителя сильно подставим!».

Или еще перл: «Учитель у нас очень простой в этом плане, не требует, намекает, просит. Я знаю, есть и другие, которые вопрос ставят жестко».

Хочется спросить, жестко – это как? Не сдал деньги – ребенок вон из школы? До чего еще дойдет этот театр абсурда в нашей “народной” системе образования?!

Комментарий

О сборах денег на «школу» сказано немало. Казалось бы, в конце 2016-го года Минобразования расставило все точки над «i», что подобные поборы – вне закона. Но был во всем этом один существенный нюанс – термин, которым не преминули воспользоваться чиновники, когда вопрос встал ребром: если нельзя, то почему продолжают собирать?

Многие родители, сталкиваясь с «поборами» в школе, предпочитают давать деньги. Они боятся, что отказом могут навредить своим детям.

Минчанка Ирина Кравец, мать ученика СШ №183, решила пойти другим путем. За деньги, которые сдаются на «школу», женщина потребовала отчет у тех, кто их собирает.

Раз уж родительский комитет взял на себя ответственность по сбору средств на некие «нужды» – этот процесс должен быть прозрачным. Подарки детям, учителям, подписка и прочее – при любой покупке на руки выдается чек. По нему можно определить, куда тратились деньги.

В случае Ирины отчетность родительского комитета была «тайной, покрытой мраком». Когда она пыталась узнать, на что ушли собранные деньги – ее удалили из родительской группы в Вайбере. Из личной переписки с инициаторами сбора денег она узнала, что отчетов нет и чеки не сохранились.

Женщина обратиться в прокуратуру. Дело в том, что имеющиеся в распоряжении Ирины перечни текущих «нужд» класса вызывали недоумение. Если внимательно изучить список, выходит, что из собранных в 2016/17 учебном году 220 рублей на каждого ребенка выделялось примерно по рублю. На салфетки, стаканчики, туалетную бумагу – то, чем должен заниматься попечительский совет, но не родительский комитет.

Таким образом, Постановление Минобразования от 28.12.2016, где четко указывается на незаконность сбора денежных средств родительскими комитетами, оказалось, по сути, фикцией. Вряд ли существуют школы, где нет родительских комитетов, действующих в классах, а общешкольные родительские комитеты – явление не столь частое.

Именно такая формулировка и сыграла решающую роль в данной ситуации. По «закону» – все «чисто», родительский комитет школы – не должен и не занимается, а некий, не прописанный ни в одном правовом документе «актив» – может делать все, что угодно и не несет за это никакой ответственности.

Именно здесь возникает победное бюрократическое «но», что родительский комитет школы не имеет права на сбор денег, сообщает «ВК».

Однако деятельность родительского комитета класса никакими нормативными документами не регулируется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *