Как найти правду в коридорах власти?

С помощью «Борисовских новостей» надеюсь получить ответ на вопросы, которые одолевают меня уже более двух с половиной лет. Прежде чем озвучить их, хочу рассказать о ситуации, которая вынудила меня заниматься данной проблемой достаточн6о основательно.

В апреле 2011 года мне оформили пособие по уходу за своей престарелой мамой – Ерёмкиной Светланой, инвалидом 1 группы. С октября 2016 года выплату пособия прекратили, поскольку мне исполнилось 60 лет.

В Управлении по труду, занятости и соцзащиты Борисовского райисполкома разъяснили, что со дня достижения общеустановленного пенсионного возраста, автоматически я считаюсь нетрудоспособным, а значит, теряю право на пособие. Хочу заметить, что на тот момент я не имел права на пенсию по возрасту, не хватало страхового стажа – 15 лет. Уход за инвалидом не засчитывается в страховой стаж, как учеба в вузе и т.д.  Забегая вперед скажу, через суд мне удалось восстановить 2 года стажа и отныне я пенсионер. 

На вопрос, «в каком статусе меня следует рассматривать?», в отделе соцзащиты посоветовали прийти через 5 лет для оформления социальной пенсии. Видимо, надо было сказать спасибо, что не записали в тунеядцы.

Эта ситуация послужила спусковым крючком целой эпопеи. Мне было непонятно, почему по достижении общеустановленного пенсионного возраста имеют право трудиться учителя, врачи, продавцы, министры, председатели ЦИК, ВС и даже президент страны. Но в связи с уходом за инвалидом – это право теряется.

Складывается уникальная картина, 1 января 2017 года возраст мужчин для оформления пенсий увеличился на полгода – до 60 лет и 6 месяцев, а мне исполнилось 60 и 3 месяца. Выходит, что я стал трудоспособным? Пришлось направить запрос в Министерство труда и соцзащиты и получить утвердительный ответ: “ДА”.

В Управлении по труду, занятости и соцзащиты райисполкома, мне назначили пособие по уходу за инвалидом I группы Ерёмкиной С.Н. повторно. Но временные рамки на пособие ограничили 31.03.2017 года (дата достижения мною 60-ти с половиной лет). Как следует из ответа, с 23.03.2017 года я вновь стал нетрудоспособным.

Затем была череда судебных разбирательств, где я пытался отстоять право на пособие по уходу за инвалидом. Логика проста: если государство лишает меня прав на пенсию по возрасту, то должно гарантировать получение пособия. Прошел судебные инстанции вплоть до Верховного суда. И везде мне давали одинаковые, как под копирку, ответы:

1) Нет права на получение пособия – нетрудоспособен;

2) Нет права на получение социальной адресной помощи – трудоспособен;

3) Нет права на получение пенсии по возрасту – нехватка трудового стажа.

Это явление в нашей стране выходит за рамки дискриминации определенной группы людей, и может трактоваться как экономический геноцид. Цитирую определение:

«Экономический геноцид – социально опасное явление, проявляющееся в обнищании и вымирании населения страны в результате политики нападения (давления) государства на уровень и качество жизни своего собственного народа».

Кстати, чиновники Минтруда и соцзащиты не присутствовали в суде, а значит, рассмотрение моей жалобы проходило в неполном составе. Выходит, меня лишили основополагающего принципа гражданского процессуального права – состязательности, что создает предпосылки для правильного рассмотрения и разрешения гражданских дел.

Верховный суд рассмотрел мое дело кулуарно. Кстати, председателю Верховного суда Сукало В.О. в текущем году исполнится 77 лет, но он трудоспособный, в отличие от меня.

Решения судов мною были обжалованы в прокуратурах (районной, областной и генеральной). Нарушений выявлено не было. Но самый любопытный ответ получен из Генпрокуратуры за подписью Стука А.К. Цитирую один из абзацев:

“Суд правильно указал, что действующее законодательство не предусматривает возможность одновременной выплаты пенсии по возрасту и пособия по уходу за инвалидом 1 группы либо лицом, достигшим 80-летнего возраста”.

Меня лишили средств к существованию и ответили, что нельзя одновременно получать пенсию и пособие. Какой цинизм!

После этого я составил список судей, прокуроров и чиновников, выносивших, на мой взгляд, неправомерные решения в удовлетворении моих законных требований. Надеюсь, наступит время, когда я смогу потребовать компенсацию за моральный вред. Сумма будет составлять размер зарплаты каждого из них за период, когда меня лишили пенсии или пособия. За полтора года, между прочим, это немалые деньги.

В период противостояния чиновников, наконец, посетила мысль, что моя ситуация достаточно серьезна и требует соответствующей корректировки.

В результате 13 сентября 2017 года вышло Постановление Совмина №684, где возраст мужчин по уходу за инвалидом 1 группы подняли до 65-ти, и 60 лет – для женщин. Что дает право на оформление социальной пенсии.

Получается, что составляющую геноцида убрали, но оставили дискриминационную. А если человеку не хватает год-два до общего стажа на трудовую пенсию, то ему дадут возможность доработать или ограничат в правах и отправят на социальную пенсию? Вопрос – риторический!

В связи с вышеизложенным, хочу спросить министра труда и соцзащиты Костевич Ирину Анатольевну, неужели она не знает, что творится в министерстве, которое дискредитирует себя в глазах граждан Беларуси? Ведь Постановление Совмина №684 следует трактовать в мою пользу, поскольку для мужчин был поднят возраст по уходу за инвалидами до 65 лет, а значит, я могу потребовать компенсацию за время судебных разбирательств.

Иначе придется признать, что Минтруда и соцзащиты проводило политику экономического геноцида к определенной части граждан, когда, прикрываясь законностью, лишало их средств к осуществлению, обрекая на голод и нищету.

В социально ориентированном государстве, каким себя позиционирует Республика Беларусь, не могут происходить подобные явления, как геноцид и дискриминация граждан.

Напоследок напомню цитаты Лукашенко на февральском «Большом разговоре»:

“Я часто говорю, в законах всего не пропишешь, а когда не прописано, делай справедливо. И я справедливость ставлю выше любого закона… Справедливость должна быть положена в основу всех человеческих взаимоотношений и государства с человеком в том числе…”.

А коль так, то Минтруда и соцзащиты должно расплатиться со мной в полном объеме, включая судебные издержки. Иначе придется мне включить г-жу Костевич в свой черный список.

Юрий ЕРЁМКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *