«Вы должники — платите»

Несколько сотен семей в Борисове, добросовестно оплативших свои квартиры, оказались должны крупную сумму местному УКСу.

Человек, похитивший деньги сидит в тюрьме, а долги кооперативов, где он работал бухгалтером, с каждым днем растут. Застройщик не нашел другого выхода, кроме как через суд наложить арест на лифты и выставить их на электронные торги. «Что дальше? Снимут двери, срежут батареи? И это называется „восстановление справедливости“?» — жильцы не могут понять, почему система правосудия признает должниками тех, кто ни в чем не виноват. Onliner разбирался в ситуации.

Как исчезали деньги

Денис Симуткин — личность известная. Уже два с половиной года он отбывает наказание в колонии усиленного режима. Летом 2017-го суд признал его виновным в похищении денег со счетов нескольких ЖСПК и осудил на шесть с половиной лет лишения свободы. Причиненный ущерб (более 400 тыс. рублей) Симуткин признал. Но вернул лишь малую часть.

Мужчина работал бухгалтером одновременно в шести жилищно-строительных кооперативах. Имея доступ к счетам, он переводил крупные суммы между различными ЖСПК и впоследствии перечислял деньги на вкладные счета своих родственников и знакомых. Затем деньги обналичивались и присваивались бухгалтером. Таким образом десятки и сотни тысяч рублей тайно выводились из кооперативов под видом возврата необоснованно внесенных паевых взносов. Схема работала на протяжении 2014—2016 годов. Махинации вскрылись лишь тогда, когда дома были достроены и обнаружилась крупная недостача. Больше всего пострадали кооперативы «Метеор-1» и ЖСПК №88. Первый оказался должен УКСу за неоплаченные строительные работы почти 136 тыс. рублей, второй — почти 155 тыс.

Построил коттедж, но его не конфисковали

ЖСПК «Метеор-1» — это два девятиэтажных дома на улице Ватутина, где построились семьи военнослужащих. Всего здесь 144 квартиры. О своем долге перед УКСом люди узнали лишь в 2017 году. На тот момент сумма составляла почти 186 тыс. рублей (основной долг плюс пеня и проценты за пользование чужими деньгами). Сегодня ЖСПК должен застройщику 176 408 рублей (часть средств списана со счета кооператива).

— Этого Симуткина мы не выбирали. Его привел председатель кооператива Николай Климчик, а нам согласовал исполком, — говорит Екатерина, член ЖСПК «Метеор-1». — Симуткин и Климчик работали в одной связке в кооперативах, откуда исчезали деньги. Так посадили только бухгалтера, а председатель, из-под носа которого уплывали сотни тысяч рублей, отделался штрафом за недостаточный контроль.

Будучи бухгалтером в кооперативах Симуткин построил себе коттедж. Но конфисковать его в счет погашения ущерба суд не смог. Видимо, из-за прописанных там пятерых детей. Арестовали какие-то мелочи: мультиварку, теннисный стол, телевизор «Горизонт», была еще машина, которую продали за бесценок… Вообще, Симуткин хорошо подготовился к задержанию – успел развестись с женой. Теперь из его зарплаты высчитывают в первую очередь алименты на содержание несовершеннолетних детей. То есть кооперативу достаются жалкие гроши.

Если разделить сумму долга на число квартир, получается 1225 рублей. Сумма хоть и большая, но не критичная (не будем забывать, что дом строился с господдержкой). И все же платить люди не хотят.

— Это не наш долг, мы за свои квартиры давно рассчитались. Это долг Симуткина. Если воровал он, почему расплачиваться должны мы? — эмоционально вступает в разговор мужчина.

Выводы логичные, но суд непреклонен: должником является кооператив, с которым у УКСа был заключен договор.

— Мы узнавали, можно ли «повесить» долг кооператива непосредственно на Симуткина. Оказывается, в рамках нашего законодательства нельзя перевести долг юрлица на физлицо, — говорит Екатерина. — Выходит, сначала мы должны расплатиться с УКСом, а затем в порядке регресса выставить иск бывшему бухгалтеру, с которого и взять-то нечего.

Лифты арестованы, скоро торги

Еще летом 2017 года УКС Борисовского района обратился в Экономический суд Минской области. Требования о взыскании долга с ЖСПК «Метеор-1» были признаны абсолютно законными и бесспорными. После этого были возбуждены исполнительные производства и наложен арест на счет кооператива.

Если до недавних пор кооператив еще мог оплачивать «коммуналку» (проводилась ежемесячная разблокировка счета), то с января 2019 года все деньги, которые жильцы перечисляют за электричество, воду, тепло и так далее, переводятся на счет УКСа. Тем временем у ЖСПК растет долг перед коммунальными организациями. Сейчас кооператив не может ни откладывать средства на капитальный ремонт, ни формировать фонд для текущего ремонта дома.

Положение в ЖСПК №88, откуда Симуткин вывел 155 тыс. рублей, еще более плачевное. Только за теплоэнергию кооператив задолжал более 6 тыс. рублей.

Одной лишь «коммуналкой» долг быстро не погасить. Понимая, что люди платить не собираются, отдел принудительного исполнения Борисовского района обратил внимание на имущество ЖСПК «Метеор-1». Что у кооператива можно арестовать и продать? В феврале судебные исполнители прошлись по подъездам и оценили четыре лифта в 84 тыс. рублей. Говорят, в ближайшее время должна быть назначена дата проведения электронных торгов. Если аукцион не состоится, имущество передадут УКСу в счет погашения долга.

— В голове не укладывается, как можно демонтировать лифты в давно заселенном доме, где живут многодетные семьи, пожилые люди. Должны же соблюдаться какие-то социальные нормативы. У меня ребенок-инвалид. Спустить его в коляске даже со второго этажа будет непросто, — переживает одна из вышедших во двор женщин.

— Говорят, уже и двери собираются арестовать. А дальше что — батареи и окна? — летит реплика из толпы.

Вопросы к председателю

За последние полтора года представители кооператива были на приемах у чиновников в горисполкоме, в ОБЭПе, в УКСе. Всюду сочувствуют, помочь нигде не могут.

— Ответы сводятся к одному: вы должники — платите. То есть все понимают, что не причастные к воровству люди должны возместить ущерб УКСу из своих личных средств. И всем кажется, что это нормально, — обрисовывает положение дел член инициативной группы.

Еще больше вопросов, чем к властям, у жильцов остается к председателю кооператива Николаю Климчику. Как он, управляя сразу несколькими ЖСПК, мог не знать, что между расчетными счетами «летают» сотни тысяч рублей, что на подставных людей выводятся крупные суммы? Почему вовремя не сообщил о выявлении незаконных денежных переводов, не провел общее собрание, не принял мер по возврату долга?

После того как ревизионная комиссия кооператива признала свою неспособность провести полную проверку финансово-хозяйственной деятельности ЖСПК за 2012—2018 годы, эта услуга была заказана у профессионального аудитора. Его выводы: бухучет в кооперативе не организован, инвентаризация активов и пассивов ЖСПК не проводилась, годовые сметы расходов и доходов отсутствуют, не проводились отчетные собрания. Люди убеждены: при должном контроле за счетами со стороны председателя «темные дела» бухгалтера можно было выявить еще на начальном этапе в 2013—2014 годах во всех подконтрольных Климчику ЖСПК. Тем самым можно было избежать крупного ущерба кооперативам и УКСу.

В мае 2018 года. Борисовский РУВД отказал в возбуждении уголовного дела в отношении Николая Климчика. Сейчас, получив на руки заключение аудитора, члены правления кооператива полагают, что милиции необходимо возобновить проверку.

Арест и оценка лифтов стали последней каплей. Правление кооператива подготовило заявление на имя председателя Комитета госконтроля, в котором излагает свое видение ситуации и предлагает ряд мер.

— Мы видим, что проблема только усугубляется, а местные чиновники не способны решить ее без ущерба для наших интересов, — говорят обратившиеся в редакцию борисовчане. — Значит, надо подключать Госконтроль, прокуратуру. Надеемся, после наших обращений будет проведено собрание с участием всех заинтересованных ведомств и на нем будут приняты социально-справедливые решения.

«УКС пугает, никто не будет снимать лифты»

Мы дозвонились до председателя кооператива Николая Климчика (в ближайшее время он передает свои полномочия другому человеку) и задали несколько вопросов.

— Вы были председателем во многих кооперативах, бухгалтером в них же работал Денис Симуткин. Как так получилось?

— Все пошло с первого кооператива на том предприятии, где мы вместе работали. Денис хорошо зарекомендовал себя, и я стал приглашать его в другие кооперативы. Никто не думал, что закончится все вот так.

— Неужели не замечали, как он выводит деньги?

— У нас стояла электронная система «клиент-банк», электронный ключ находился у него. Пользуясь доступом, он самовольно перечислял деньги под видом возврата паевых взносов своим родственникам и друзьям. Мне он ежемесячно предоставлял отчеты по движению денег и в этих отчетах списания не указывал. Я ни о чем не подозревал.

Осенью 2016 года, когда шла сдача дома, я заметил, что по ведомостям почти все люди рассчитались, а денег не хватает. Поехал в банк, сделал дубликат ключа, начал все проверять и увидел эти перечисления, после чего обратился в ДФР.

Вовремя не проконтролировал. Я вину с себя за это не снимаю и уже ответил перед законом. Не мог подумать, что за спиной творятся такие дела.

— В отчете аудитора указано, что вы не проводили инвентаризацию активов и пассивов, отсутствуют годовые сметы доходов и расходов, не проводились собрания.

— Нарушения с моей стороны, за которые я был привлечен к административной ответственности, никак не связаны с финансовыми аспектами… В тот период сметы доходов и расходов не составлялись, поскольку шло строительство дома, все расходы были исключительно на стройку. У кооператива упрощенная система ведения учета. А что касается собраний, то они проводились минимум раз в месяц, пока шла стройка.

— Есть предположения, куда делись деньги?

— От компаньонов Дениса я слышал, что половина пошла на строительство коттеджа. Вторую половину он пытался вложить в бизнес, связанный с торговлей электронными сигаретами. Но, видимо, прогорел.

— Есть ли, на ваш взгляд, выход из ситуации?

— Ситуация сложная. Где-то 30% жильцов готовы заплатить, чтобы забыть все и жить спокойно. Остальные не могут или не хотят. Людей понять можно… Но УКС не волнует, кто украл деньги, УКСу должен кооператив.

Поднимался вопрос рассрочки. УКС не против ее предоставить, но только на год. Для людей в кооперативе это очень малый срок, хотят лет пять. Юристы УКСа говорили, что если люди начнут платить, то они откажутся от требования пени, только основной долг надо закрыть.

— А что с лифтами?

— Думаю, до демонтажа дело не дойдет. Арест и оценка — это мера устрашения, чтобы люди испугались и побежали платить.

УКС: «Мы по-человечески сочувствуем людям»

В УКСе Борисовского района ситуацию вкратце прокомментировала юрисконсульт Ольга Мороз:

— У кооператива образовался долг перед нами, а у нас — перед генподрядной организацией, которая достраивала дом в том числе за счет своих средств, чтобы уложиться в сроки и программу ввода жилья. Дважды производилась уступка права требования этого долга, и сейчас уже совсем другая организация пытается взыскать с нас задолженность, что может парализовать нашу работу.

Кооперативу неоднократно предлагалась рассрочка, но никакой конкретики в ответ мы не получили, график платежей нам не предоставили.

Сейчас все действия происходят в рамках материалов исполнительного производства. Поскольку другого имущества у кооператива нет, пришлось арестовать лифты… Мы по-человечески сочувствуем людям и надеемся, что вопрос может решиться по-другому.

Фото: М.Тарналицкий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *