Как врачам общей практики вылечить белорусское здравоохранение

С 2020 года вместо участковых терапевтов прием в поликлиниках Беларуси станут вести врачи общей практики. Зачем потребовалась смена таблички и чего теперь ждать пациентам?

«Россия отказалась, а мы прислушались…»

Врач общей практики для Беларуси не новинка. Еще в 1992 году приказом Минздрава в номенклатуру должностей была введена эта специальность. В 1998 году в БелМАПО (тогда Белорусский институт усовершенствования врачей) открыли курс «Общеврачебная практика», реорганизованный позже в кафедру, где и сегодня участковые терапевты переучиваются во врачей общей практики. С 2001 года готовить таких специалистов стал Витебский медуниверситет.

Однако на деле институт врачей общей практики развития не получил. К 2009 году на Беларусь их было всего 525 (!). Почти все они работали на селе. И лишь единицы — в качестве эксперимента в поликлиниках больших городов.

В то же время состояние отечественного здравоохранения вызывало много критики и недовольства у населения. Исследовав жалобы пациентов, специалисты Минздрава пришли к выводу, что белорусов, прежде всего, не устраивает качество оказания медицинской помощи в первичном звене. Чиновников, в свою очередь, не могла не беспокоить нехватка врачебных кадров, а врачей поликлиник — низкие зарплаты.

В 2008 году в Беларусь были приглашены эксперты европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения.  Целый год они проводили мониторинг первичной медико-санитарной помощи в Беларуси и вместе с белорусскими коллегами искали способы, как ее усовершенствовать.

По словам одного из внештатных специалистов Минздрава, пожелавшего остаться неизвестным, эксперты ВОЗ назвали тогда белорусскую модель здравоохранения одной из лучших на постсоветском пространстве и не советовали отказываться от государственного финансирования и стремиться к обязательному медицинскому страхованию.

В анализе-отчете эксперты ВОЗ выдали рецепт – сменить участковых терапевтов на врачей общей практики и перераспределить финансовые средства в здравоохранении так, чтобы не менее 50% шло на первичное звено. Отмечалось очень много преимуществ этой системы – это доступность, качество и экономическая эффективность.

Рекомендации ВОЗ получила и Россия. Но там эти предложения многие авторитетные специалисты раскритиковали.

— Россия отказалась, а Беларусь – прислушались. И сегодня чиновники убеждают белорусов в том, что врачи общей практики – это панацея от всех болезней в здравоохранении. Хотелось бы в это верить, — говорит внештатный специалист Минздрава. — Но, на мой взгляд, пока финансирование здравоохранения будет оставаться мизерным, ничего не изменится. Чиновникам постоянно нужна реорганизация, имитация деятельности. А врачи устали от реорганизаций, им надо спокойно работать.

Помощь по принципу «здесь и сейчас» в одном кабинете

Перенимая европейскую модель первичного звена, в Беларуси ее не стали полностью копировать. В Европе врач общей практики – это семейный доктор, у которого наблюдаются пациенты не только по территориальному принципу, но и целыми семьями. В Беларуси было решено пока ввезти «взрослых» врачей общей практики, сохраняя педиатрию (на селе эти специалисты будут лечить и взрослых, и детей). Кроме того, не планируется убирать из поликлиник узких специалистов.

В городских поликлиниках терапевтические отделения переименуют в отделения общей врачебной практики.

— Это будет не просто смена таблички, — обещает главный терапевт Минздрава Александр Вербовиков. — Подразумевается оснащение кабинетов, сумок-укладок докторов современными электронными тонометрами и термометрами, переносными электрокардиографами и иной техникой.

Каждому врачу установят на рабочем месте компьютер, подключенный к базе поликлиники. В компьютере — полная информация о пациенте, назначенном лечении, принимаемых препаратах. Там же — результаты лабораторных, инструментальных, ультразвуковых, рентгенографических исследований.

Предполагается, что после приема у врача общей практики, пациенту не нужно будет ходить по узким специалистам. Он получит помощь по принципу «здесь и сейчас» в одном кабинете.

В числе сторонников введения института врачей общей практики в поликлиниках и бывший министр здравоохранения Игорь Зеленкевич. Он убежден, что изменения системы помогут победить высокую смертность населения и увеличить продолжительность жизни белорусов, поскольку врачи будут тесно контактировать с пациентами. Кроме того, введение врача общей практики снизит нагрузку на узких специалистов, время работы которых в мире оценивается очень дорого.

— Врач общей практики — это интегрированный взгляд на больного, — говорит Игорь Зеленкевич. — Хороший специалист лечит не болезнь, а конкретного человека, причем оказывает ему медпомощь на протяжении всей его жизни.

Преимущества этой модели экс-министр здравоохранения видит в улучшении доступности медпомощи и профилактики заболеваний.

— А еще это — экономия средств, так как в большинте случаев пациент начнет и закончит лечение у одного врача, не бегая по узким специалистам с пустяковыми проблемами, — резюмирует Игорь Зеленкевич.

«Мы в переходном периоде, рано делать выводы»

Однако в медицинском сообществе пока нет полного одобрения новой системы обслуживания населения.

— Возможно, идея неплохая, — говорит врач-терапевт с 35 летним стажем Людмила Гулевич. – Но почему вдруг сейчас понадобилось вводить в поликлиниках врача общей практики? Не от того ли, что первичное звено испытывает дефицит кадров? Поликлиники-то голые! А так один врач заменит сразу всех – и уши полечит, и глаза проверит, и рану перевяжет.

В сельской местности, возможно, введение врача общей практики – мера оправданная. Для города она хороша тогда, когда поликлиники укомплектованы. А сегодня там работают либо вчерашние выпускники, либо пенсионеры.

— Когда в конце 1980-х я закончила мединститут, устроиться на работу в минскую поликлинику было нереально, и мне сразу платили 250 рублей зарплаты, средняя по стране – 120. А сегодня берут всех желающих, поскольку оклад терапевта 300 рублей! Может, сначала надо вернуть врача в поликлинику, а потом заниматься реформированием? — отмечает Людмила Гулевич. 

Многие участковые терапевты опасаются, что с превращением во врачей общей практики нагрузка на них не уменьшится, а даже увеличится, хотя Минздрав уже пересмотрел норматив обеспеченности врачами первичного звена. В отличие от участкового терапевта, на которого приходилось 1700 человек, врач общей практики будет обслуживать 1300 жителей. Также увеличили время приема пациента с 12 до 18 минут.

— Но разве это существенно, если врач общей практики должен тоже оказывать помощь пациенту — перевязать и обработать рану или провести специальное исследование уха с отоскопом? — говорит Людмила Гулевич. — В частных медцентрах терапевту отводится на пациента 30 минут, но этого времени не всегда достаточно. А здесь речь идет о врачах более широкого профиля.

Пациенты в свою очередь опасаются, что может снизиться качество медпомощи. И справедливо ставят вопрос: насколько компетентен будет врач общей практики, ведь переподготовка участковых терапевтов занимает максимум 4 месяца.

— Времени на переподготовку, на освоение дополнительных навыков участковым терапевтам дали немного, — считает профессор кафедры кардиологии и ревматологии БелМАПО Тамара Тябут. — Об этом говорят сами врачи, которые приходят к нам на курсы. За рубежом врача общей практики готовят 6 лет в институте и потом еще 3 года, а у нас некоторые терапевты идут на сокращенные двухмесячные циклы. Программа переподготовки включает неврологию, хирургию и отоларингологию.

В поликлиниках признают, что некоторые бывшие терапевты, которые стали работать как врачи общей практики, не до конца уверены в своих силах.

— Некоторые не стесняются и обращаются к неврологам, к хирургам за помощью, — рассказывает завхирургическим отделением одной гомельской поликлиники. — И это приветствуется. Мы надеемся, что врачи общей практики разгрузят узких специалистов. У нас что бывает: терапевт видит у пациента микроскопическое гнойное образование и вызывает хирурга. А это расходы! Теперь пациентами должен заниматься врач общей практики, и обязан уметь выполнять элементарные процедуры. Или, например, радикулит. Терапевт пишет направление к неврологу, а врач общей практики в идеале сам будет назначать лечение в этой ситуации. Кроме того, врач общей практики, назначив ряд исследований и анализов, сразу может определить, что пациенту надо к сосудистому хирургу или неврологу — значит, не будет потеряно время на хождение по кабинетам, и пациент максимально быстро получит лечение.

По мнению нашего собеседника, если врачи общей практики заработают так, как предполагается, то поток пациентов к узким специалистам сократится вдвое (!).

— Появится больше времени и возможности разобраться со сложными случаями, — подчеркивает он.

Однако сейчас, отмечает собеседник, из-за объявленной в первичном звене оптимизации и планируемого с приходом врачей общей практики перераспределения средств, из поликлиник начали массово увольняться узкие специалисты. Они опасаются, что врачам общей практики из-за экспресс-переподготовки не хватит квалификации для лечения, и, следовательно, узкие специалисты останутся с прежней нагрузкой при меньшей зарплате, так как снимаются ставки и сокращаются часы совмещения.

— Но давайте дождемся 2020 года, — подытоживает наш собеседник. — А в идеале, чтобы судить о результатах реформы, надо хотя бы лет 10. Сейчас переходный период, идет активная переподготовка специалистов, и выводы делать рано.

На Западе, как отмечают эксперты, институт врачей общей практики доказал свою состоятельность. Возможно, сравнивать Беларусь с развитыми европейскими странами не совсем корректно. У нас зачастую  все происходит не так, как планируется.

Мария РУДАКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *